Вильгельм Мейер

Из речи, произнесенной сэром Феликсом Семоном на открытии памятника Вильгельму Мейеру в Копенгагене 25 октября 1898 года:

"Что же является выдающейся заслугой Вильгельма Мейера? Ответ дать легко. Около тридцати лет назад он консультировал двадцатилетнюю девушку, которая страдала глухотой. У нее был своеобразный голос, а выражение лица было почти идиотическим. Лечение, ориентированное на уши и горло, не привело к успеху. Но однажды озадаченный врач догадался прощупать пространство между носом и глоткой. Неожиданно разгадка была найдена.

Вместо попадания в свободную полость палец исследователя обнаружил крупное, мягкое, легко кровоточащее образование, само существование и назначение которого были terra incognita в те времена.

Мейер успешно удалил эту ткань из носоглотки. Как результат, слух значительно улучшился, голос стал естественным, а идиотическое выражение лица исчезло".

Вильгельм Мейер родился в 1824 году в Дании. Его отец происходил из Эккернфёрде, что в регионе Шлезвиг-Гольштейн (сейчас территория Германии). Мама была из Копенгагена. Мейер изучал медицину в столице, закончил университет с отличием и в 1849 году строил большие планы на будущее. 

Тем временем, родители Мейера перехали в Глюкштадт в Шлезвиге. Шлезвиг в наши дни принадлежит Германии, а в то время был мятежной немецкоязычной провинцией в составе Дании. В 1848 году началась война Датского Королевства с сепаратистами из Шлезвига и Гольштейна, на стороне  которых выступила Пруссия.

После окончания университета Вильгельм Мейер поехал ненадолго навестить родителей в Глюкштадт и в результате остался там до конца войны. Мейер ощущал себя датчанином и не разделял устремлений местных жителей жить отдельно от Дании. Но отец болел, а у Мейера было восемь младших братьев и сестер.

Дания победила в той войне. В 1853 Мейер вернулся в Копенгаген и хотел поступить в Университетскую Клинику. Его не приняли. В Копенгагене превалировали националистические настроения. Поведение Мейера во время войны не было ни понято, ни прощено.

Вильгельм Мейер занялся частной практикой. Он принимал как семейный врач, но его особый интерес вызывали болезни уха. В 1865 году он организовал клинику ушных болезней.

22 октября 1867 года на прием к Мейеру обратилась двадцатилетняя девушка по имени Марен Танггард с жалобами  на снижение слуха и отсутствие носового дыхания с детских лет.

Здесь нужно сделать небольшое отступление. В наше время в такой ситуации врач подумал бы о наличии аденоидов в первую очередь. Но в 1867 году об аденоидных вегетациях было неизвестно практически ничего. Дело в том, что аденоиды - проблема преимущественно детского возраста. Великие анатомы прошлого в основном вскрывали трупы взрослых людей, у которых аденоиды атрофированы.

Первое описание структуры, впоследствие названной аденоидами, дал Конрад Виктор Шнейдер в 1661 году. Он считал, что это место продукции слизи.  Заслуга Шнейдера в том, что он усомнился, что слизь вытекает непосредственно из мозга, как считалось ранее.

В следующий раз аденоиды упоминаются в работе Санторини в 1775 году. Джованни Санторини также пишет об аденоидах как об источнике слизи. До 1868 года в литературе встречаются еще несколько упоминаний о структуре в носоглотке без уточнения функции или привязке к конкретной  болезни. Никто до Мейера не понимал клиническую важность аденоидных вегетаций.

Вернемся в 22 октября 1867 года. "Молодая девушка не дышала через нос и этому не было объяснения ни со стороны полости носа, ни со стороны ротоглотки," - говорил в последствие Мейер. Его осенило, что нужно исследовать носоглотку. Проще всего было засунуть палец в носоглотку через рот, что он и сделал. Он обнаружил что носоглоточное пространство полностью выполнено мягкой тканью. Мейер решил оперировать.

Для операции был изготовлен специальный нож с кольцеобразным лезвием. В назначенный день Вильгельм Мейер завел лезвие новоизобретенного инструмента в носоглотку пациентки через нос и  удалил патологическую ткань. Носовое дыхание было восстановлено.

Желание поблагодарить врача у  Марен Танггард не возникло. Операция проходила без анестезии, было много крови и пациентку удерживал здоровенный кучер Мейера.

Из речи, произнесенной сэром Феликсом Семоном на открытии памятника Вильгельму Мейеру в Копенгагене 25 октября 1898 года:

"Этот случай - достижение само по себе, но заслуги Мейера тут только начинаются.

Как справедливо сказал Шопенгауэр, первооткрыватель - это не тот человек, который поднимает предмет с земли и роняет его опять, а тот, кто, осознав его ценность, поднимает и хранит его.

Если бы Мейер расценил свою находку просто как любопытный казуистический случай, годы и годы могли бы пройти, прежде важность его  открытия была бы понята.

Но, обладая инстинктом научного исследователя, Мейер не выпустил из рук подсказку, которую случайное наблюдение дало ему в руки".

Случай Марен Таггард увлек Мейера. Он начал обследовать на наличие аденоидов всех своих пациентов и вскоре понял, что наличие увеличенной носоглоточной миндалины - это не редкость. В течение года он набрал 48 случаев наблюдения болезни и в ноябре 1868 года опубликовал статью в датском медицинском журнале Hospitalstidende. В том же году немецкий анатом Губерт фон Лушка доказал, что аденоидные вегетации Мейера являются гиперплазией (увеличением) носоглоточной миндалины, которая встречается в норме у всех людей.

Так знания об аденоидах распространились во врачебном сообществе и вошли в клиническую практику.  Мейер стал широко известен в медицинском мире, но до конца жизни не занимал академических должностей в Дании. Вильгельм Мейер умер в 1895 году. Через три года в Копенгагене был установлен памятник.

Из речи, произнесенной сэром Феликсом Семоном на открытии памятника Вильгельму Мейеру в Копенгагене 25 октября 1898 года:

"Это правда, что среди общего хора одобрения можно услышать отдельные голоса против. "Что, в конце-концов, сделал Мейер такого экстраординарного? - говорят некоторые, - Засунул палец в носоглотку и обнаружил препятствие, которое удалил, и которое, как оказалось, встречается чаще, чем предполагалось сперва?"

 Именно так, но я хочу напомнить моей аудитории, что такие же аргументы выдвигались против заслуг Христофора Колумба. Америка всегда была там, где она была, и только ждала, когда отважный моряк поплывет на запад и просто упрется в новый континент. Но именно Колумб сделал это!

Полость носоглотки также ожидала исследователя с тех пор, как человек сформировался в своем нынешнем виде. Патологическая обструкция носоглотки, по крайней мере, также стара, как произведения античных скульпторов , позволяющие нам заглянуть в прошлое. В статье, написанной за несколько месяцев до смерти, Мейер показал, что выражение лица некоторых греческих статуй, сохранившихся до наших дней, не оставляет сомнений, что их прототипы страдали от аденоидных вегетаций. Средневековые портреты исторических персонажей свидетельствуют о том же.

Любому врачу могла прийти в голову идея исследовать носоглотку, но это никто не осуществил до Мейера в 1868 году.  Сделав это и осознав важность своего открытия, Мейер без преувеличения стал благодетелем человеческой расы".

PS. На открытии памятника присутствовала 51-летняя Марен Танггард.

PPS. Дания проиграла вторую войну за Шлезвиг-Гольштейн в 1864 году.